Other languages

Аргентина: будущее, которое так и не наступило
Аргентина недавно отпраздновала двухсотлетие образования независимого государства, но последние 100 лет истории весьма отдаленно напоминают первые. Причина проста: государственная политика. В то время как для первого века были характерны капитализм и инновации, то для второго — авторитарное правительство и отсталость. Чтобы убедиться, какой из двух методов лучше, достаточно взглянуть на экономическое развитие Аргентины.
Аргентина не начала процветать сразу после получения независимости. Вместо этого она погрузилась в затяжную гражданскую войну, которая закончилась в 1850 году и привела к формированию аргентинцев как нации и установлению либеральной республиканской конституции. Конституция была составлена Хуаном Батистой Альберди и была очень схожей с американской. Именно благодаря этой конституции, с непременным атрибутом либерализма — уважением закона и частной собственности, Аргентина испытала экономическое чудо.
Достижения Аргентины в это время были бесчисленными: население увеличилось с одного миллиона в 1850 году до восьми миллионов в 1914 году, посевная площадь увеличилась с 1,2 млн  до 60 млн акров, стоимость экспорта увеличилась с 30 млн золотых песо в 1870 году до 389 млн в 1910 году, протяженность железнодорожной сети выросла с 457 миль в 1870 году до 17500 миль в 1910 году, ВВП на душу населения между 1875 и 1913 гг. рос, в среднем, больше чем на три процента в год. Страна привлекала иммигрантов, которых за это время прибыло более чем 6 млн человек.
Уровень жизни также улучшался: уровень смертности за это время сократилась с 22,98 на 1000 человек населения в 1889 году до 15,2 в 1908 г. Для сравнения, уровень смертности в 1908 году равнялся 14,8 в Берлине, 15,1 в Лондоне, и 18,6 в Нью-Йорке. В 1869 году уровень неграмотности в Аргентине составлял 70%, затем он упал до 22% к 1930 году. Лишь 20% аргентинских детей посещали начальные школы в 1870 году,  в 1920 году —  64% ​​в 1920 году. За тот же период аналогичный показатель в Италии вырос “всего” с 33% до 55%. В столице,  Буэнос-Айросе, были построены театр “Колон”, железнодорожный вокзалы в районах Конститусьон и Ретиро, Главпочтамт, здание Конгресса (копия здания Капитолия США), метро (первое в Южной Америке) и телефонная сеть (спустя лишь несколько лет после Нью-Йорка).
Либеральная конституция Аргентины позволила стране наслаждаться беспрецедентным экономическим ростом. В итоге, экономика Аргентины стала больше, чем экономики остальных стран Южной Америки, вместе взятых. Аргентина была примером процветания не только для континента, но и для мира.
Для сравнения, последние сто лет были полны, с некоторыми исключениями, популистских мер. Началом упадка вполне можно считать 1935 год, когда был создан Центральный Банк Аргентины, а для финансирования государственных расходов правительством была принята на вооружение экспансионистская денежно-кредитная политика. Железнодорожные, нефтяные,энергетические и коммуникационные компании были национализированы. Коррупция распространилась по всей стране. Расширение полномочий национального правительства уничтожены последние остатки федерализма и сделало провинции полностью зависимыми от центрального правительства.
Это все пришло вместе с меркантилистской торговой политикой, принципами “защиты национальных интересов” и импортными барьерами. Это остановило прогресс и развитие страны. Индивидуализм был заменен культурой коллективизма. Само понятие частной собственности было уничтожено и подменено идеей, что можно жить за подарки государства. На протяжении этих ста лет были короткие периоды просветления, но, к сожалению, этатистские идеи продолжают превалировать над идеями свободы. Сегодня Аргентина занимает 137 место из 152 в совместном рейтинге экономической свободы Cato Institute и Fraser Institute.
Аргентина была когда-то готова быть доминировать на мировой арене, но сегодня большая часть ее богатства уничтожена. Это можно повернуть вспять, но путь вперед труден.
Николас Турдо
------
Argentina: the future that never was
Argentina has recently celebrated its two hundredth anniversary, but the recent hundred years have been poor compared to the first hundred. The reason is simple: government policy. While Argentina’s first century was defined by capitalism and innovation, the second has seen underdevelopment and authoritarian government. One needs only to look at the performance of Argentina’s economy to see which of the two methods is better.

Argentina did not enjoy prosperity immediately after securing its independence. Instead it plunged into a long civil war which concluded in 1850 with the formation of Argentina as a nation and the establishment of a liberal republican constitution. The constitution was drafted by Juan Bautista Alberdi and was very similar to the U.S. constitution. It is thanks to that constitution, with its liberal trappings for the respect of law and private property that allowed a country like Argentina to experience an economic miracle during its formative years.

Argentina’s achievements during this time were countless: the population increased from one million in 1850 to eight million in 1914, the area sown increased from ‪1,200,000 to ‪60,000,000 acres, exports increased from 30 million gold pesos in 1870 to 389,000,000 in 1910, the railway network grew from 457 miles in 1870 to 17,500 miles in 1910, the per capita growth between 1875 and 1913 was more than three percent annually. Immigration to the country was explosive with six million souls arriving to Argentina during this time period.

Human development also increased during this time with the mortality rate declining from 22.98 per 1,000 in 1889 to 15.2 by 1908. For comparison the mortality rate was 14.8 in Berlin, 15.1 in London, and 18.6 in New York City in 1908. In 1869 Argentina had an illiteracy rate of 70% which fell to 22% by 1930. Primary school enrollment increased from 20% in 1870 to 64% in 1920; during the same period primary school enrollment in Italy rose from 33% to 55%. Large public works were constructed during the era that are still extant: the Colon Theatre, the Retiro and Constitution station, the Central Post Office, the Congress (a replica of the U.S. Capitol building), the subway system (a first in South America), and a telephone network (only a few of years after New York’s).

Argentina’s liberal constitution allowed the country to enjoy unprecedented growth and develop an economy larger than the rest of South America combined. At its height Argentina was a lighthouse of prosperity not only for the continent, but for the world.

In comparison the past hundred years have been filled with populist measures, with a few exceptions. The beginning of the decline may well be set in 1935, when the Argentine Central Bank was created and an expansionary monetary policy was adopted to fund public spending of the government. Railway companies, oil and all energy, communications were nationalized. Corruption has spread across the nation. The enlargement of the national government destroyed the last vestiges of federalism and made the provinces totally dependent to the central government.

This all came along with a mercantilist trade policy, principles of national protection and tariffs on imports. This pulverized the progress and development of the country. Individualism was replaced with a culture of collectivism. The very concept of private property was destroyed and replaced with the idea that one can live off the state’s gifts. There have been short periods of lucidity in these hundred years, but unfortunately statist ideas prevail over freedom. Today Argentina is ranked 137 (out of 152) in the Economic Freedom of the World report of the Cato Institute.



Argentina was once poised to reign supreme on the world stage, but today much of its wealth has been destroyed. This can be reversed but the path ahead is a difficult one.


------1989-2014: как повторяется история в Аргентине

Когда-то Аргентина была одним из самых успешных государств на планете, как в экономическом, так и политическом плане. Ее ВВП в начале XX века был выше, чем у Германии, Италии или Франции.Как Аргентина превратилась в страну, где население не верит собственному правительству и даже в собственную валюту?
Если что-то так четко и характеризует аргентинское правительство, то это его склонность наступать на одни и те же грабли. Кажется, что они ничего не выносят из своего прошлого опыта: они всегда начинают все заново, раз за разом идут по неверному пути, а потом стараются задекорировать свои ошибки. То, что сейчас происходит с песо  — это очередная, тысячная попытка решения проблемы этатистскими мерами.
К этой странной природе Аргентины можно прибавить еще кое-что. Какой бы политик ни был относительно успешен в экономической политике, рано или поздно он будет низвержен большинством населения, несмотря на все успехи, а на смену ему приходит очередной популист. Преемственность курса снова нарушается. И это уже продолжается больше 80 лет.
По совпадению, в феврале, в месяце, когда песо подешевел за один день на 15%,  для страны наступает одна памятная дата. 6 февраля этого года исполнилось ровно 25 лет с того дня, когда правительство Рауля Альфонсина в 1989 году решило девальвировать аустраль  — валюту того времени, которая была создана тем же правительством после деноминирования песо в 1985 году. Но на самом деле, деградация валюты началась еще раньше из-за неограниченного печатания банкнот без какого-либо обеспечения.
В тот самый день , Хуан Витал Cаурейл, министр экономики, и Хосе Луис Мачинеа, президент Центрального банка, приняли решение о девальвации валюты, фактически, признавая провал своей экономической политики с высокими бюджетными дефицитами, финансируемых за счет инфляции. Это привело к падению стоимости валюты на 3100% в течение того года. “Я говорил с ними от всего сердца, а они отвечали мне своим карманами”,— сказал Хуан Карлос Пульезе, который на посту министра сменил Саурейла. Он пытался обвинить во всем рынки за ненадежность, которую чиновники сами и создали.
Вопрос заключается в следующем: если Центральный Банк не смог провести грамотную политику тогда, четверть века назад, можно ли рассчитывать на это сейчас?  Только в январе 2014 года, Центральный банк потерял $2,5 млрд своих резервов — и это самый большой помесячный показатель за всю историю. Сейчас золотовалютные резервы находятся на уровне $28,1 млрд. Простые подсчеты подсказывают,  что резервов при таких темпах расходования хватит меньше,  чем на год. Главные факторы, которые влияют на уровень резервов — нерешительность, неорганизованность и хаос, через которые сейчас проходит Аргентина.
В рамках нынешней системы валютного контроля ЦБ сам отвечает за то, чтобы обеспечить рынок долларами для внешней торговли, туризма и других сделок. Без официального разрешения государства, купить доллары на “белом” рынке невозможно. Импортеры, которые получают от ЦБ доллары по валютным свопам, стараются импортировать так много, как это возможно по нынешней цене, потому что завтра импорт будет стоить дороже. Что касается экспортеров, ЦБ также выступает в качестве посредника, покупая доллары и предоставляю им национальную валюту, стремительно теряющую стоимость. Опять же, с существующей неопределенностью на рынках и в общем среди населения, экспортоориентированные производители, как правило, стараются отложить продажи своих товаров ради возможности продать завтра по более высокой цене. Другими словами, зачем продавать что-то сейчас по $8, когда можно продать это завтра по $12? Доллары скапливаются в экономике, а ЦБ имеет стремительно обесценивающиеся резервы.
Двадцать пять лет спустя, в 2014 году, мы находимся в очень похожей, если не одинаковой, экономической ситуации: Аргентина страдает от волатильности валюты, больших бюджетных дефицитов, галопирующей инфляции, правовой неопределенности, неэффективной власти, которая, что хуже всего, не может правильно диагностировать свои действия. Совпадение? Провидение?
Совсем нет. Это всего лишь новая глава в книге, посвященной экспансионистской денежно-кредитной политике, экспоненицальному росту госрасходов, высоким налогам, безудержному этатизму, непродуктивным субсидиям, всевозможным барьерам и аннигиляции правовой защиты бизнеса. Все это повторилось 25 лет спустя при нынешнем правительстве.
Проблемы усугубляются практически полным отсутствием оппозиции, а те, кто сами себя называют такой, предлагают только несущественные дополнения к нынешней модели, не предлагая реальных рыночных решений, которые так сильно нужны в столь трудные времена. К примеру, одна из таких рыночных альтернатив  могла бы решить одну из проблем: сокращение этих “дьявольских” долларов в обращении.
Для этого достаточно бы было приватизировать валютный рынок. Любой, у кого есть доллары, должен иметь право на официальном рынке продать их тому, кому они действительно нужны. Что вы получаете с помощью этой простого реформы, так это свободная торговля между покупателями и продавцами, в котором обе стороны в конечном итоге достигают согласованной цене. Это же так просто.
Николас Турдо



No hay comentarios:

Publicar un comentario en la entrada